Подать заявку или обращение
28.09.2017
Чего только не нашли в тарифе на газ. Даже «бани с девочками»!
ФАС России признала необоснованными и исключила или снизила затраты, включенные в тариф на газ. Регулирование сферы газоснабжения возложено на ФАС России. 1 августа 2017 года Правление ФАС России приняло решение снизить газовый тариф в Пермском крае в среднем на 5,04%, исключив из тарифа необоснованные затраты.

Дмитрий Махонин, начальник управления регулирования топливно-энергетического комплекса ФАС России, дал экслюзивное интервью Properm.ru по поводу последних решений ФАС о снижении тарифов.

— Дмитрий Николаевич, это же прецедент, не было еще в стране снижения тарифа?

— Не было. Но дело даже не в этом, не в снижении или повышении. В чем бич тарифного регулирования? В непрозрачности тарифа. У нас в каждой сфере существует перекрестное субсидирование: для юридических лиц тариф завышен под предлогом сдерживания роста тарифов для населения.

При этом нет прозрачности и не всегда есть обоснованность затрат, включаемых в тариф. Поэтому часто тарифы завышены для всех категорий потребителей.

В рыночных условиях невозможно в цену производимого продукта включить завышенные затраты — потребитель проголосует рублем, уйдет к конкуренту. А в условиях естесственной монополии — пожалуйста?

— За счет чего были снижены тарифы? Какие «лишние затраты» были в них включены?

— Разные, ведь только в сфере газоснабжения регулируются почти 500 организаций. В тарифных заявках есть необоснованно завышенные расходы по разным статьям затрат, начиная от очень дорогих труб и оборудования, заканчивая очень дорогими почтовыми конвертами.

Аффилированные фирмы сдают друг другу имущество за баснословную арендную плату. Например, на одного сотрудника арендуют 35 кв.м офисных помещений. Некоторые компании через 2–3 года эксплуатации списывают джипы. В Соликамске, например, аренда гаража в месяц стоила полмиллиона рублей. И это повсеместно, для кого-то это уже был неплохой бизнес.

Самые затратные строки расходов, конечно, амортизация оборудования. Согласно учетной политике предприятия срок амортизации трубы — 10 лет. Но ведь никто трубу через 10 лет не меняет. Она и 30, и 40 лет может пролежать. А ее снова переоценивают через 10 лет — и снова затраты на нее надо включить в тариф, получается задвоение затрат.

ФАС принято решение руководствоваться при принятии тарифа не учетной политикой предприятия, а нормативными сроками эксплуатации оборудования, прописанными в соответствующих документах.

Повсеместно завышены расходы на оплату труда, командировочные расходы. В одних компаниях три человека содержат 1 км сетей, в других — 15 человек содержит 1 км сетей. Начинаем смотреть подробнее, эти 15 человек не имеют никакого отношения к работам по содержанию газопроводов. Часто это так называемые «мертвые души» или обслуживающий персонал. При этом обслуживают они не коммунальные системы, а нечто иное. Причем все эти люди в штате, все на зарплате, все их зарплаты пытаются включить в тариф…

— Сколько времени уходит на проверку одного тарифа?

— По-разному. Если заявка подготовлена качественно, с приложением всех необходимых и подтверждающих цифры документов, то на ее проверку уходит около месяца. Но такие заявки редкость. Чаще все происходит как раз наоборот.

Некоторые компании приносили на утверждение тарифа в ФАС подготовленный проект приказа — без каких-либо подтверждающих документов. Подписывайте, мол, так раньше было принято. А когда мы заворачивали, требовали документы, нам возражали, мол, что «КамАЗы» документов сюда везти? Везите «КамАЗы». Или — присылайте в электронном виде.

После проверки таких заявок снижение цифр было очень существенное. Некоторым организациям, пришедшим за вновь устанавливаемыми тарифами, мы подтверждали включение сумм в 10–12 раз меньших, чем они запрашивали.

— А объем документов какой? Действительно, «КамАЗы»?

— Мы живем в век информационных технологий. Все принимаем в электронном виде. Суть в том, что компания должна и может подтвердить каждый рубль. А иначе никак.

— Правомерно включение инвестнадбавок в тариф?

— Инвестиционная надбавка — по сути — это стоимость строительства сетей, сети нужны, строить их необходимо. Но любое строительство должно быть разыграно на конкурсной основе, цена строительства не должна быть завышенной. Если торгов не было — затраты на строительство мы не принимаем. Жестко, но по другому порядок не навести.

— Проценты по кредитам могут оказаться в тарифе?

— Да, если компании кредитуются под кассовый разрыв или под исполнение инвестиционных программ, но проценты должны быть заложены рыночные, а не завышенные. И еще важен контроль за реализацией инвестпроектов, чтобы они не остались только на бумаге — это обязанность региональных и муниципальных властей.

— Сколько тарифов вы пересмотрели?

— Нам потребовалось определенное время, чтобы наладить работу по тарифному регулированию. При этом вновь принимаемые тарифы рассматривались уже по принципам, исключающим необоснованные затраты. Сейчас идет работа над пересмотром базы действующих тарифов.

Правлением ФАС России приняты решения в отношении 10 газовых компаний, которые занимаются продажей газа, так называемые межрегионгазы. По ним не принято затрат на сумму более 1 млрд руб. Снижение тарифа для отдельных категорий потребителей достигало 15%. В Пермском крае удалось снизить сбытовую надбавку в среднем на 5%.

— Что дальше?

— А дальше у нас заканчиваются долгосрочные тарифы газораспределительных организаций, и мы будем приводить в порядок их тарифную базу в соответствие с методами, алгоритмами, о которых говорим, вычищая необоснованные затраты. До 1 июля следующего года все тарифы должны быть пересчитаны.

Подчеркну, потому что на эту тему будет много спекуляций, корректировке подвергаются статьи затрат, которые не связаны с надежностью газоснабжения, а также с оплатой труда действительным работникам предприятия.

— Регион отстает по уровню газификации от соседей в ПФО. Кто отвечает за газификацию? Региональная власть?

— Нет. К кому вы идёте, чтобы подключить дом к газу? Кто должен строить газопроводы? Кому вы платите? Газовикам, конечно. Так сложилось, что «Газпром» газифицирует поселения, а внутри поселения муниципалитеты должны строить газопроводы. Но у муниципалитетов нет средств, нет компетенций, а если построят, как Пермь, надо содержать (это нагрузка на бюджет) или продавать. В итоге строят за 150 млн рублей, продают за 5 млн рублей. Это же неправильно. Надо вообще психологию менять. Вести учет газификации не поселений, а населения, проживающего там, конкретных людей.

«Газпром» должен зарабатывать не на строительстве газопроводов, а на продаже газа. Внутри поселений газопроводы должен строить «Газпром». Есть, как видите на чем экономить организациям, и вкладывать эту экономию можно и нужно в газификацию. Причем это сотни миллионов рублей. Если еще бюджеты начнут давать субсидию малоимущим на приобретение котлов, то любая бабушка тысяч за 20 сможет подключиться к газу.

— Встретите серьезное сопротивление…

— Нам проще, мы находимся в Москве и отвечаем только за свой круг вопросов. В регионах всегда есть давление естественных монополий. И региональным властям несладко. Приходит естественная монополия и говорит: «Буду инвестировать в территорию, если обеспечите комфортную тарифную политику». Своеобразный экономический шантаж. Конечно, любой губернатор между наличием дорогого тепла и его отсутствием выберет дорогое тепло. Нам в этом плане легче. Хотя и мы начинаем буксовать немного.

Но все равно будем продолжать начатую работу. Мы хотим в самом идеальном варианте отказаться от государственного регулирования цены на газ, кроме населения. Сейчас цена на бирже ниже, чем цена государственного регулирования. Смешно ведь. Этот значит, что у нас переизбыток газа. Цена должна меняться в зависимости от времени приобретения ресурса, летом или зимой, экономику надо выстраивать на балансе спроса и предложения.

— Это будущая модель развития рынка газа в стране?

— В будущем, вполне возможно. Система межрегионгазов, по моему мнению, должна реформироваться. Газ можно продавать откуда угодно, из Санкт-Петербурга, например. И при этом не содержать многочисленный персонал в регионах. Снабжение населения и работу с ним можно передать в газораспределительные сети. Это логично — покупать газ у компании, которая когда-то подключила к газовым сетям.

А промышленные предприятия должны иметь право выбирать поставщика газа самостоятельно. У нас есть «Роснефть», «Новатэк», «Газпром», есть производители поменьше. Уже сейчас более 20 млрд куб.м газа продается на бирже, в перспективе мы видим 35–40 млрд куб. м. Затем надо вообще убрать сбытовые надбавки. И тогда газ будет еще дешевле.

Не забывайте, что цена газа заложена в тарифы на тепло и свет. Таким образом, снижение стоимости газа должно быть учтено региональной службой по тарифам (РСТ) при утверждении тарифов на тепло и электроэнергию.

Источник: https://properm.ru/news/society/144166/

ремонт